Пятница, 07 Ноябрь 2014 11:01

Кружева истории

Оцените материал
(0 голосов)
Как мы уже сообщали, недавно вышла в свет книга Владимира Рукосуева «Яркино. Кружева истории». Тираж ее невелик, всего 500 экземпляров, но желающих прочитать книгу много. Сегодня мы публикуем несколько рассказов, опубликованных в ней.
 
Мастер экспромта
 
В жизни всегда есть место шутке. Она помогает нам выживать в этой нелегкой жизни. Деревня Яркино, что стоит на реке Чадобец, впадающей с севера в Ангару, по наличию одержимых юмором людей в свое время могла вполне сравниться со знаменитым Габрово в Болгарии. Припоминается масса юмористических случаев, происшедших с жителями, огромное количество весьма остроумных шуток, которые не раз веселили всю деревню.
Вот одна из них.
Это было в 60-е годы. Двое соседей – Захар и Филипп – собрались на рыбалку. Сети постояли в воде уже почти сутки, и нужно было их срочно посмотреть. Впрочем, мужики собирались побыть на рыбалке с недельку и, если получится, заполнить рыбой свои довольно вместительные бочонки. Ехать предстояло от деревни вниз по Чадобцу до урочища под названием Карыба. Там при большой воде в разливах, скрытых от посторонних глаз, неплохо ловилась рыба.
Мужики были оба основательные, неторопливые, как и подобает настоящим сибирякам. Захар, пожалуй, только отличался тем, что на любое событие мог мгновенно выдумать совершенно невероятную историю, которую рассказывал с такой убежденностью, что под конец рассказа сам начинал верить в то, о чем рассказывал. Односельчан очень веселила эта особенность, и они над этим по-доброму  посмеивались.
Наконец, нехитрые пожитки были уложены в деревянную лодку, на которой наши герои собрались плыть. Особенные улыбки и шутки вызывал походный сундучок Захара, где лежало фирменное шило, которое в прошлой поездке он охотно демонстрировал. Шило и правда было отменное и являлось незаменимым при различных работах по починке обуви. Наконец отчалили. Завели мотор, называемый в народе «топтун» за возможность потопать ногой при его запуске, и моторка, вспенив белый бурун за кормой, двинулась вниз.
Дорога заняла примерно сорок минут, и мужики, пересев в другую лодку, не спеша посмотрели сети. Улов был совсем неплохой. Рыбаки с довольными улыбками начали обрабатывать рыбу. В бочонках, в которых напарники солили рыбу, заметно прибывало. Наконец, Захар, устало положив нож, отлучился. Филипп, довольно хмыкнув, быстро достал из походного сундучка Захара его знаменитое шило и проворно затолкал его в огромного окуня.
Окуня положил поближе к доске, на которой Захар обрабатывал рыбу. Сам как ни в чем не бывало продолжил свое дело. Вернулся из кустов с просветлевшим лицом Захар, и работа снова закипела. Филипп время от времени лукаво поглядывал на Захара, скрывая улыбку. Наконец, очередь дошла до начиненного шилом окуня.
Захар, глядя оценивающим взглядом, взвесил окуня в руке и привычным движением вспорол ему живот.
И вдруг глаза его округлились:
– Филя, шило! – он узнал в нем свое шило, так бережно хранимое в сундуке. – Филя, да шило-то мое! – снова выкрикнул он.
Тут же мгновенно нашлось объяснение невероятному событию. Верный своему амплуа, Захар безапелляционно выдал:
– Дорогой чинил чарки, уронил шило в воду, прожорливый окунь проглотил и тут же попал в сети.
Филипп, сотрясаемый взрывом хохота, в чем был повалился на молодую весеннюю траву.
Позже, после рыбалки, в колхозной конторе, где по вечерам собирались мужики обсудить дела, история с шилом была рассказана во всех подробностях, и если взаправду смех продлевает жизнь, то каждый из присутствующих продлил свою жизнь минимум на год.      
 
Поединок
 
В народе иногда говорят: «Сила есть – ума не надо», подразумевая, что сила в различных ситуациях, как правило, гарантирует победу. Но в реальной жизни так бывает не всегда, иногда наличие хорошей смекалки позволяет взять верх над грубой силой. 
В доме, полном подвыпивших мужиков, было шумно. Все обступили двух среднего возраста мужчин, сидящих на полу, которые готовились заняться древней забавой деревенских силачей «кто кого перетянет». Все выглядело очень просто. Нужно было упереться друг в друга ногами и по команде тянуть что есть сил за взятую в руки веревку, стараясь перетянуть противника. Задача состояла в том, чтобы заставить встать соперника с пола. Такие соревнования в 60-е годы не только в нашей деревне Яркино, но и в других ангарских селах были не редкостью. Впрочем, в данном конкретном случае правила из-за явного неравенства весовых категорий были несколько изменены.
К соревнованию готовились двое.
Петро – деревенский кузнец, большой шутник и балагур, маленького роста и весом под 60 кг. Он, ввиду специфики своей работы, хотя и был довольно сильным, но все же явно имел намного меньше шансов, чем его противник. Поэтому судьями было решено, что ничья будет считаться его победой.
Второй – Николай Кондратьевич, а в народе просто Кондратов, – имел высокий рост и вес около центнера и явно по физическим показателям  превосходил своего соперника. Для выигрыша ему нужна была только победа, в которой он был совершенно уверен. Мужик шутили, что начинается соревнование слона и моськи.
Подзуженные мужиками, которым для полного счастья явно не хватало вина, противники поспорили на целую четверть водки. Проигравший немедленно должен был купить ее в магазине и выставить победителю. Противники поудобнее уселись, взяли в руки приготовленную многочисленными болельщиками и судьями веревку, и поединок начался. 
 Вначале казалось, что исход его предрешен, но не тут-то было. Как Кондратов ни упирался, как ни тянул веревку, ему никак не удавалось заставить Петра встать.
Уже со лба потек пот и заныли от напряжения мышцы, но ничего не получалось. Маленький Петро, будто налитый свинцом, никак не сдвигался с места.
– Ну что, сдаешься, дружок? Не мешкай, лети скорее в магазин! – загалдели, перебивая друг друга, судьи и болельщики.
Кондратов с уважением посмотрел на метр с кепкой Петруху:
– Ну ты, Петька, настоящий осилок! Ну кто бы мог подумать, что я тебя не смогу перетянуть!
Очень скоро четверть водки из магазина была доставлена и дружно выпита за столь неожиданную победу Петра. Все беззлобно посмеивались над проигравшим, а ему только оставалось разводить руками.
Только через день, когда Кондратов пришел на вечерние посиделки мужиков в контору, выяснилась причина столь необычного исхода поединка. Мужики долго над ним подшучивали:
– Коля, что ты за слабак, Петра перетянуть не смог.
На что Николай недоуменно отвечал:
– Сам никак понять не могу, вроде бы должен был победить. 
Наконец один из мужиков не выдержал и выдал секрет:
– Петра-то ты бы, может быть, и перетянул, а вот русскую печь уж точно нет – она же кирпичная!
И только тут до Кондрата наконец дошло, что веревка-то была обвязана вокруг печи, и не Петра он, а печку, надрывая жилы, пытался сдвинуть.
Ну а водку уже не воротишь, так как давно выпита.
 
Находчивость
 
Этот случай произошел в годы горбачевской перестройки. Тогда в очередной раз наши руководители решили прославиться искоренением в России пьянства, но, как и многие другие, сломали себе на этом шею. В магазинах в то время почти не стало спиртного, да и какое было, давали по талонам. Но разве остановит данное обстоятельство русского мужика в стремлении отведать горячительных напитков! Посмеиваясь над незадачливыми реформаторами, мужички перешли на самогон. В каждой деревне есть одинокие бичи (бывшие интеллигентные люди), порой весьма изобретательные. Вот и в Яркино на краю деревни из трубы маленькой избушечки усилиями вышеназванных закурился синеватый дымок. Как позднее выяснилось, там стационарно был установлен самогонный аппарат, и любители выпить легко обходили горбачевский план по искоренению пьянства. Очень скоро туда на волнующие запахи потянулись и семейные мужички – отдохнуть от привередливых жен и мило побеседовать за жизнь под стаканчик-другой первача. В общем, дело потихоньку процветало. 
Но вот однажды в деревню приехали два милиционера. Приехали они совсем по другой нужде – проверить у охотников соблюдение правил хранения оружия. Но кто-то, возможно, кто-нибудь из женщин, которым надоело беспробудное пьянство мужей, шепнул им про заветную избушечку. Милиционеры тут же решили внести свой весомый вклад в столь широко рекламируемую борьбу с «зеленым змием». 
Были ранние сумерки, когда они пошли на дело. Из трубы избушки в самом деле весело  курился дымок. В избушке никого не было, хотя процесс во всю шел, и в литровую бутыль тонкой струйкой сливалась мутноватая жидкость. Нехитрое устройство под названием самогонный аппарат, слегка пофыркивая, исправно работало. Было решено подождать хозяев и поймать, так сказать, с поличным.
Через некоторое время милиционеры увидели неторопливо идущего к избушке нестарого еще мужика, несущего в руке ведро с водой.
– Вот он, голубчик, сам идет.
Кешка, которому обществом трезвости в кавычках, было поручено выгнать энное количество самогона, ничего не подозревая, шагнул в избушку и остолбенел. Там, весело улыбаясь, его ждали двое в погонах. 
«Ну откуда они тут взялись?!» – тоскливо мелькнула запоздалая мысль.
– Ну что, дружок, попался, будем составлять протокол, – отрубил тот, который был участковым.
Кешка, у которого первое замешательство уже прошло, процедил сквозь зубы: 
– Составляйте, это ваше дело, а я-то тут при чем?
– Как это при чем? – изумился милиционер.
Над объяснительной Кешки смеялся весь райотдел милиции: «Приболел и целый день спал, лишь под вечер и вышел на улицу. Тут вижу, что из избушки, где никто не живет, валит дым, а из окон видны отблески огня. Я решил, что кто-то поджег изнутри, стало жалко: сгорит ведь избушка. Схватил ведро с водой и побежал тушить. Захожу внутрь, а там два мента сидят самогон варят».
А ведь выкрутился мужичок, сухим из воды вылез. Вот и отрицай после этого находчивость русского человека!
 
 
Прочитано 997 раз
Другие материалы в этой категории: « У домашнего очага В четвертом поколении »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены