Вторник, 05 Май 2015 14:42

Небесный стрелок

Оцените материал
(4 голосов)
«Воздушный витязь», «Боевое крещение», «На честном слове и одном крыле», «Крылатая» рукопись» – это заголовки публикаций о ветеране войны, про которого немало писали в ведомственных, городских, краевых газетах, рассказывали на телеканалах. 
Коренной ангарец Федор Васильевич Логинов преодолел длинный и тернистый путь, насыщенный и горестями, и радостями: пережил голодное детство, юность, не видевшую в трудовых буднях сна и покоя, войну, которую он прошел в составе 715-го штурмового авиаполка, совершив более 140 боевых вылетов в качестве стрелка-радиста, послевоенное восстановление, перестройку… 
 
Трудное время
 
Федор родился в Бедобе, 
рос в большой семье. В семилетнем возрасте он познал страшное горе – скоропостижно болезнь унесла в могилу самого близкого человека – маму. Осталось на руках отца только несовершеннолетних шестеро детей, младшей из которых было три месяца. Всего у родителя на свет появился 21 ребенок, 13 ребят пережили сложное время, перенесли болезни, которые в те годы трудно поддавались лечению, окрепли и достигли взрослого возраста. Отец, Василий Варсанофьевич, детей не бросил – всех поднял на ноги. Пытался жениться. Но не срослось. Дети мачехи не смогли породниться с детворой Логиновых, что и стало причиной размолвки. А он жил ради них. Это был уникальный человек. Рукастый. Работал кузнецом. Любил музыку. Природный дар помог ему самостоятельно освоить один из сложнейших музыкальных инструментов – скрипку, которая в деревню попала случайно – ее в революционные годы привезли ссыльные. Там и оставили. Долгие годы Василий Варсанофьевич берег инструмент и радовал деревенских игрой на нем. Заглядывалась детвора на папку, прислушивалась, отыскивая знакомые мотивы, и, наверняка, не раз втихушку от отца брала его ценную вещицу и тилинькала, развивая способность, доставшуюся от тяти.
– Скрипка до сегодняшних дней, к сожалению, не дожила, не сберегли,– говорит внучка Василия Варсанофьевича Галина Федоровна,–  но этот инструмент как некий символ нашей семьи, многих вовлекший в музыку. Мой папа научился играть на аккордеоне, я тоже его освоила, правда, у меня уже была возможность брать уроки у учителей, и мои дети окончили музыкальную школу по классу фортепиано.
Федор у отца учился многому, были хорошим примером и деревенские мужики. С малолетства усвоил главное – никогда не сдаваться, быть честным и справедливым, требовательным к себе, иметь в жизни цель, любить людей, свою страну, труд и ученье. Окончил он 7 классов. Первые четыре в родной деревне – с почетной грамотой. Пятый и последующие учился в Богучанах. Одели его во что придется, дали бутылку масла, несколько рублей и отправили в село. Добрался на перекладных, заплатил за жилой уголок и купил книги. Учился хорошо. Кормился, чем придется: кто картошки даст, кто выделит краюшку хлеба. Много таких детей было. 
 
О себе Федор Васильевич рассказывать не любил, особенно про боевой путь, все время твердил: «Кто видел смерть в глаза – бахвалиться не будет». Лишь некоторым журналистам удавалось выудить у него толику его личной военной истории. Именно из статей, фильмов и документов родные узнавали фронтовую биографию папы и дедушки. Известно, что он грезил самолетами. Некой невидалью для деревенских мальчишек была эта техника. Появлялась она в Бедобе крайне редко. Старший брат Федора Евгений работал техником по обслуживанию первых на Ангаре гражданских самолетов-гидропланов и много интересного рассказывал о своем ремесле. Детскую мечту Федора взмыть в небо осуществила война. 
Известие об этом страшном событии он получил одним из первых – принесла его газета «Ангарский колхозник» (ныне «Ангарская правда»), которую ему принесли прямо на работу, в колхозную кузницу, где он был молотобойцем у своего отца. Ему как агитатору-комсомольцу часто приходилось читать газетные материалы ремонтной бригаде. И в этот день довелось не только известить о войне, но и уверенно доказывать, что наша славная Красная Армия победит любого врага и в короткий срок.
Похоронки, приходившие одна за другой, неутешительные известия об отступлении советских войск развеивали надежды народа и подстегивали решимость парня отправиться туда, где сражаются соотечественники, и по возможности внести свой вклад и приблизить победу. Шесть раз проходил Федор десятки километров, переправлялся через Ангару, являлся в райвоенкомат, чтобы попроситься на фронт. Ему отказывали, ссылаясь на юный возраст. И едва только парню исполнилось 18, он получил долгожданную повестку. 
Шел 43-й год. Из Богучан новобранцев везли на илимках, по Енисею – на пароходе «Маяковский». Ранее поданное заявление в райвоенкомат сыграло свою роль, и Федор был зачислен в команду из шести человек в Ишимский филиал второго Ленинградского военного авиационно-технического училища. Добирались из Красноярска в Томскую область самостоятельно, на дорогу ушло несколько дней. Курсант в короткий срок освоил простенький бомбардировщик По-2, налетал на нем 50 часов. Но с выпуском двухместных штурмовиков Ил-2 армии нужны стали воздушные стрелки, освоившие пулемет Березина, установленный в «ильюшиных». Уже в качестве стрелка-радиста он попал в 50-й запасной авиаполк, а в 44-м году в Кировоград, где незадолго до этого сформировался 715-й штурмовой авиаполк. Федор Васильевич участвовал в боях 3-го Украинского фронта, воевал в небе над Венгрией, Румынией, Болгарией, Чехословакией, Югославией, Австрией. 
В первом же бою увидел пекло ада – воздух кипел от разрывов снарядов, всюду – огонь и дым, небо кишело фашистскими истребителями. Как ему удалось спастись? Много раз родственники задавали себе этот вопрос, читая рассказы о папе. Как ему удалось выжить в бою над озером  в Венгрии, когда снаряд угодил в фюзеляж самолета, пробил насквозь корпус? Как в полете на Будапешт, попав под такой плотный зенитный огонь, что у машины как ножом срезало киль, половину одного крыла, в другом крыле осталось огромное отверстие, были пробиты шасси, одно колесо не выпускалось, удалось приземлиться? Как в январе 45-го во время бомбежки узловой станции в Чехословакии, будучи атакованным немецкими истребителями, сумел выбраться из кабины подбитого горящего самолета, рвануть кольцо парашюта, приземлиться на вражеской территории, простреливаемой со всех сторон, дождаться темноты и ползком добраться до своих? В этом бою погиб молодой пилот, к которому Федор был прикреплен. Его самого тоже «похоронили» и уже отправили родным сообщение. 
Погибали многие экипажи, уязвимые места Ил-2 немцы быстро «раскусили». Не раз стрелку приходилось менять «крылатую машину». За потери самолетов пилотам влетало от руководства, хоть и причины были объективными. Так Федора Васильевича и командира одного из его экипажей лишили уже обещанных наград. Он так и не дождался представления к ордену Славы I степени. Получив его, стал бы полным кавалером.  
Война для Федора Васильевича закончилась в сентябре 1950 года. После объявления о победе советских войск многие фронтовики еще продолжили бои, освобождая деревни, села, небольшие города.   
– От папы мы узнали, что в полеты он часто брал с собой собаку по кличке Марта. Все очень любили этого пса. И когда немцы по ошибке на парашютах сбросили в ящиках провизию на нашу территорию, собака за верную службу была досыта «награждена» колбасными изделиями, – рассказывает Галина Федоровна.– Известна мне история об одном пилоте – она может показаться фантастической, и я бы в нее не поверила, если бы не услышала из уст папы. Во время одного из боевых вылетов папин экипаж пришел на посадку одновременно с другим. Все сбежались к тому самолету и обомлели от увиденного. В кабине находился мертвый командир, его шея была прошита автоматной очередью. Все недоумевали: как он мог посадить самолет?
– Были и забавные случаи. Когда объявили об окончании войны, папа находился в Австрии. Собрались они с ребятами в ресторан отметить Победу. Надеть было нечего. В одном из магазинов увидели дешевые костюмы и дружно их прикупили. Попали под дождь. Наряды размокли и расклеились. Оказалось, что приоделись они в вещи, предназначенные для покойных. 
 
Светлое время
 
Демобилизовавшись, Федор Васильевич поехал с однополчанином в Свердловскую область. Получил среднее полное образование, окончил курсы электромашинистов. В конце  50-х по просьбе отца вернулся на малую родину. Обосновался в Богучанах. Вскоре на танцах познакомился с девушкой – Лидией Сергеевной Туровой. Тянуть с женитьбой не стали. 
Федор Васильевич был членом Kоммунистической партии, работал в райкоме, потом часовым мастером быткомбината. До 75 лет, пока позволяло зрение, чинить измерители времени было его хобби. Часы ему приносили со всей округи, зная, что после работы такого мастера стрелки будут передвигаться без перебоев много-много лет.
В 1970-м фронтовик в Москве окончил высшую партийную школу. Несколько лет в райкоме партии он занимал должность инструктора отдела агитации и пропаганды. Лидия Сергеевна много лет работала директором кинотеатра «Победа». В 1969 году Федора Васильевича направили работать в милицию в должности замполита. Почти 13 лет он посвятил службе в органах внутренних дел. Многократно его награждали за безупречную службу. 
– У папы много служебных наград, но больше фронтовых: ордена Отечественной войны – II и III степени, орден Красной звезды, ордена Славы – II и III степени, медали «За освобождение Болгарии», «Взятие Будапешта», «Взятие Вены» и много других. 
Но самая дорогая сердцу Федора Васильевича была награда – медаль «За отвагу» – она стала первой в его коллекции. Получил он ее за успешную фоторазведку. В небе над Румынией во время очередного вылета сфотографировал немецкий инженерный объект. А позже, когда по его наводке отбомбились советские самолеты, выяснилось, что заснял он крупный склад немецких боеприпасов. 
Сделанные им аэроснимки объектов противника долгое время после войны служили учебными пособиями для курсантов Военно-воздушной академии имени Жуковского в Москве.
И «в миру» Федор Васильевич увлекался фотографией, а еще очень любил рыбалку. Разделял его хобби друг – редактор «Ангарской правды» Петр Афанасьевич Глушнев. У них была большая компания – дружили с семьями Филимоновых, Бочковских, Ивановых, Люлюшкиных, с сестрами Зарубиными.
Федор Васильевич всегда отличался порядочностью, относился к людям очень трепетно. Выходил из дома строго в выглаженной, отбеленной рубашке, при галстуке, чисто выбритый. Это был мудрый человек, он много читал, размышлял, всю жизнь занимался самообразованием и предпочитал, чтобы все находилось на своих местах. Практически до конца своих дней он педантично составлял планы мероприятий на месяц. 
Когда Федор Васильевич жил в Красноярске, его многократно приглашали руководители города, в том числе мэр Петр Пимашков, на различные мероприятия и как почетному гостю давали слово. 
…В сентябре 2007 года фронтовика не стало. Воздушного стрелка провожали под звуки военного оркестра, было много людей в форме, важных персон. Ветеран войны оставил хороший след на земле. Он воспитал двух достойных дочерей: Тамара Федоровна Хардикова много лет работает руководителем Управления Пенсионного фонда в Богучанском районе, Галина Федоровна Кацунова – директор Красноярской школы № 14 им. Иннокентия Смоктуновского. Внуки и внучки успешно окончили школы и университеты: Анастасия – кандидат физико-математических наук, доцент, преподаватель СФУ; Екатерина, Федор (названный в честь дедушки) и Анатолий работают в крупных красноярских компаниях. В их становлении есть немалая доля участия папы, дедушки. 
…Нынче восьмого марта Федору Васильевичу исполнилось бы 90 лет. Этот день никогда для семьи не был женским. Он был папин и дедушкин. Раньше семья собиралась за накрытым столом и праздновала славный день рождения славного человека. Сейчас в этот день они его поминают.   
Родственники ведут подготовку к изданию книги, в которой запечатлена история боевого пути 715-го авиационного полка. Федор Васильевич по просьбе командира полка, подполковника Ивана Иосифовича Замятина более чем на 500 страницах простой писчей бумаги каллиграфическим почерком изложил историю об их «крылатом» братстве, по крупицам собрал всевозможную информацию и снимки, из разных уголков страны получил десятки писем. В рукописи собраны его воспоминания и однополчан, которые дают представление не только о буднях и подвигах этого полка, но и подчеркивают вклад советских летчиков в Великую Победу. А он был неоценимый.
Анастасия РЯБОШТАН.
(материал подготовлен 
на основе воспоминаний дочери Федора Васильевича 
Г. Ф. Кацуновой, 
публикаций в СМИ 
и рукописи 
Федора Васильевича).
(АП)
Прочитано 971 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены