Четверг, 12 Февраль 2015 16:51

В памяти старших

Оцените материал
(0 голосов)
Красноярское региональное отделение партии «Единая Россия» и региональная группа федерального  партийного проекта «Крепкая семья» объявили конкурс сочинений, посвященный подготовке и празднованию  70-летия Победы.  Наш район включился в эту работу, ребята из многих школ написали сочинения на данную тему. Сегодня мы начинаем публикацию лучших работ.
В моей семье очевидцев той страшной войны осталось трое. Это моя бабушка (мама моей мамы) Надежда Петровна Лапаева (Азовскова), ее муж Александр Яковлевич Лапаев и сестра бабы Нади Лидия Петровна Щипакина (Азовскова). Сейчас они проживают в Казахстане.Лида родилась в 1937 году, Надя появилась на свет на три года позже, в 1940-м. Мои бабушки имеют большую дружную семью, где уважают и ценят друг друга, бережно хранят память об ушедших. И в первую очередь, о родителях – Петре Михайловиче и Пелагее Николаевне. Они вырастили настоящими людьми одиннадцать детей, воспитали в них любовь к труду, уважение, честность и ответственность. Лидия вспоминает, что им было на кого равняться – не только родители были им примером, их родные и близкие также оставили свой след в истории родного города Уральска. 
22 июня 1941 года в их жизнь смерчем ворвалась война. И сразу четверо покинули родной дом: глава семьи Петр и трое его сыновей. С матерью и сестренками за старшего, за кормильца, остался четырнадцатилетний Костя. 
Лидия Петровна вспоминает:
— Косте и 14 лет дать было трудно, такой он был маленький да худой. Наша тетка сначала пристроила его на военный завод красить забор. А чуть позже упросила начальника 3-го цеха поставить Костю слесарем. Тот долго не мог определиться, к какому станку парня определить – роста не хватало. В конце концов, Костя стал подставлять себе под ноги ящик, так и работал. Он настолько хорошо освоил слесарное дело, что в конце войны, когда его год пошел на фронт, ему безоговорочно дали бронь. За Костей приезжали и ночью, и после смены, и он никогда не отказывал. У него получались самые сложные детали! 
В 1944 году я пошла в первый класс. Учебников не хватало, мы пользовались ими через день, менялись друг с другом. Писали на краешках газет и прямо в книгах. Вместо сумки мама сшила холщовый мешок, с ним и ходила в школу. Зимой было особенно тяжело – на всех одна фуфайка и одни валенки, поэтому часто в школу ходили по очереди. Хорошо помню первую учительницу Раису Витальевну, которая учила нас до пятого класса. Она была из военных, после ранения, без руки и без глаза. Жила совсем одна. Часто занималась со мной, я была слабенькой ученицей. Я помогала ей: мыла полы, выносила ведро, иногда даже готовила. Мы все ей помогали.
Нас сильно выручал большой земельный участок. На нем сажали овощи и тыкву. Жмых ели, картофельные очистки. А еще до войны отец зарезал теленка, и шкура его без надобности валялась. Так мама отрубала кусочек этой шкуры, смолила его на примусе, мыла и варила холодец. 
В разговор вступила бабушка Надя: 
— А помнишь, паслен летом собирали и продавали три стакана за 10 копеек? Печку топили коровьими лепешками. Коров пасли, коз. Скотина очень выручала. Еще за Уралом, в Ханской роще, находился лагерь – там устроили лазарет и детский дом. Мы туда часто ходили через плотину, носили раненым и детям молоко. Всегда у нас просили козье молоко, и мы уже тогда знали, какое оно целебное. Нам за это давали солдатскую кашу, и даже суп. Молоко мы еще сдавали в соседний совхоз «Коминтерн», там его перерабатывали, нам возвращали обрат и еще платили 6 рублей. Это были по тем временам очень большие деньги.
Мама часто плакала. Но нам еще повезло – мы и письма от отца получали регулярно, и он даже приезжал несколько раз на побывку. Отец был конюхом, возил комсостав. Помню, приехал он с каким-то военным, остались они у нас ночевать, а утром отец обнаружил, что попутчик исчез и унес с собой отцовы штаны. Мать только рукой махнула, ругаться не разрешила, дала другие штаны. Было, конечно, и мародерство, но таких людей сама жизнь наказывала, не могло пойти в добро украденное!
Мама была депутатом. Именно ей поручили сообщить об окончании войны 9 мая 1945 года. А отец вернулся домой только в 1947-м. И мама приготовила самое лучшее угощение – вареную картошку, не очистки, а самую настоящую! Отец был больной, полуслепой, но – живой!
По окончании бабушкиного рассказа подключился и дедушка, Александр Яковлевич Лапаев. Он родился в 1932 году, в Сталинградской области, в Елани.
— Мои родители оба были крестьянского рода, колхозниками в «Коминтерне». Война совсем рядом с нами была, немцев остановили только под Камышиным. Прямо за огородами мы копали окопы и насыпали земляные валы на случай прорыва фашистов. Немецкие самолеты постоянно летали по ночам, жутко выли, сбрасывали бомбы с самой разной начинкой, даже со стеклом. А как потом скот пасти? Я каждое военное лето подпаском работал. Кормились с огорода: той же тыквой, свеклой, овощами. В каждой семье имелись козы, овцы. Для фронта вязали носки, варежки, по норме, все было рассчитано. Шерсть овечью сдавали, яйца, молоко, масло… только бы победили наши! За огородом, ближе к реке, сажали капусту. Убирали землю, чтобы проступала вода. После Сталинградской битвы во всей округе появилось много пленных немцев. Их уже никто не боялся. Да и какие это были фашисты – измученные, голодные солдаты… Они глушили для нас рыбу. И сами ели, и мы рядом с ними, и еще домой несли. Хлеба не хватало, приходилось по ночам стоять в длинных очередях. Мы собирали колоски, после комбайнов их много на полях оставалось. Били колоски веревками, прутами, чтобы осыпалось зерно. Потом несли это зерно на каменную мельницу, вручную мололи. Получалась серая, грубая, но мука. Стакан такой муки отдавали в оплату за мельницу. Зато в саду у нас всегда были вишни, сливы, яблоки.
В школе нашей развернули госпиталь, нас перевели в другое помещение. И дрались там, и играли, и учились. Перья, помню, привязывали к палочкам и так писали. Птичьи перья, не железные.
В мае 1945 выгнал, как обычно, коров пастись и ничего не пойму – все на улице, женщины плачут, кричат в голос. Оказывается, это война кончилась. Отец наш живым домой вернулся.
Навещая бабушку с дедушкой, я постоянно удивляюсь их жизнерадостности и доброте, несмотря на все то, что они прошли. И мне совсем не верится, что им всем далеко за семьдесят лет.
У бабушки Нади и дедушки Саши – шестеро детей, семь внуков, шесть правнуков. Старшему внуку уже сорок три года, а младшему правнуку исполнилось десять лет. И когда в их уютном доме в районе областной филармонии собирается вся семья – можно только радоваться!
Виктория КИСЕЛЕВА,
ученица 10 класса
Октябрьской школы.
Прочитано 1739 раз
Другие материалы в этой категории: « Я горжусь своим селом На встрече с детством »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены